ОТЕЦ И СЫН АРБУЗОВЫ: СВЯЩЕННИК И СОЛДАТ

СЕМНАДЦАТЫЕ ДАМИАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ:

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО

В ИСТОРИИ РОССИИ И КУРСКОГО КРАЯ

Монахиня Иустина (Трофимова)

заведующая историко-церковным кабинетом

при Курском Свято-Троицком женском монастыре,

член историко-архивной комиссии Курской епархии

 

ОТЕЦ И СЫН АРБУЗОВЫ: СВЯЩЕННИК И СОЛДАТ

20 октября 1918 года в Курске в возрасте 28 лет был расстрелян настоятель Никольского храма села Никольниково Рыльского уезда священник Федор Арбузов практически без суда и следствия по доносу и обвинению в так называемой «контрреволюционной деятельности». В архиве УФСБ по Курской области сохранилось краткое уголовное дело священника, большую часть из которых занимают личные вещи: церковные книги, ноты и рукописные проповеди [1].

11 октября отец Феодор был арестован Курской ГубЧеКа, с подачи Рыльской уездной чрезвычайной комиссии, а через 9 дней расстрелян. Донос на священника написал 18-летний сын дьякона Иоанна Бырдина Михаил Бырдин, вступивший в ряды Красной Армии.

Осталась вдова – супруга, Антонина Петровна, 25-ти лети трехлетний сын Всеволод, рожденный в декабрьский день празднования иконы Божией Матери «Курская-Коренная» (по строму стилю 27 ноября, по новому – 10 декабря). И в этот же день совершается память обретения в 1192 году мощей благоверного князя Новгородского Всеволода, во Святом Крещении Гавриила, Псковского чудотворца [3, л.93].

Федор Арбузов родился в Рыльске 9 июля (по старому стилю) в 1890 году и был наречен в честь святителя Феодора, епиского Едесского (IX век). Его отец Иоанн служил дьяконом в Рыльской Вознесенской церкви. В 1914 году Феодор закончил Курскую духовную семинарию по второму разряду и был зачислен временно псаломщиком к Вознесенской церкви города Курска. В том же году его переводят дьяконом в Казанскую церковь села Нижне-Гуторово Курского уезда. В его духовном становлении принимали участие архипастыри: Феофан, епископ Рыльский; Тихон, архиепископ Курский и Обоянский. Епископ Белгородский Никодим рукоположил Феодора в дьяконы. Это произошло 21 октября (по старому стилю, по новому- 3 ноября) 1914 года накануне празднования Казанской иконе Божией Матери [3, л. 92об]. В день памяти мучеников благоверных князей Бориса и Глеба, 24 июля 1915 года, дьякон Феодор был определен на священническое место в Никольский храм села Никольинково Рыльского уезда. Словно первые русские мученики благословили его на страдания за веру Христову.

Одновременно со священническими обязанностями батюшка успешно совмещал преподавание. В то время педагогическая практика церковно-(священно)-служителей была обычным делом. Из клировой ведомости Николаевской церкви села Никольникова за 1916 год видно, что в 1914-1915 годах отец Феодор состоял в должности законоучителя Александровского и Цветовского начальных народных училищ Курского уезда, а затем законоучителем и учителем пения в Никольниковском народном училище (она же и земская двухкомплектная школа), в котором обучалось 77 мальчиков и 53 девочки [3, л. 92 об.].

Николаевская церковь относилась к числу немногих в Курском крае, чья история начинается с первой половины XVIII века. Храм был построен в 1747 году «тщанием неизвестного». Здания церкви и колокольни были деревянными. Николаевская церковь имела один престол в честь святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских. В состав прихода входили одно село, пять деревень и один хутор. Всего приход насчитывал к 1909 году 344 двора, в которых проживали 1167 мужчин и 1227 женщин. В число прихожан входили не только крестьяне, но и дворяне. С принятием декрета СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 года положение Никольского храма коренным образом изменилось. 3 июля 1920 года был заключен договор граждан села Никольниково с Костровским волисполкомом о передаче в бессрочное, бесплатное пользование здания Николаевского храма общине верующих. Всё имущество храма передавалось по описи, которая была составлена в присутствии представителя волисполкома Бондарева и 23 прихожан храма. Всего в опись было внесено 50 предметов. Среди них указаны, имевшиеся в храме иконы Спасителя на стене, 3 большие иконы в киотах, большая икона святителя Николаяв металлической ризе, икона Божией Матери и другие. Во время кампании по изъятию церковных ценностей в 1922 году из храма было изъято 12 серебряных предметов, общий вес которых составил 8 фунтов43 золотника. К сожалению, на настоящий момент дата закрытия церкви в селе Никольникова не установлена. В документах архивного фонда Курского облисполкома за 1935 год церковь не упоминается ни среди действующих, ни среди закрытых, а также пустующих молитвенных зданий. Вероятнее всего, Николаевская церковь села Никольниково попала в разряд немногих храмов, закрытие которых произошло в 1920-х годах, когда из-за отсутствия священника, подвергнутого аресту, прекратилось богослужение в храме [4].

Какие же личные качества были присущи священнику Феодору? Многое мы можем почерпнуть, анализируя его проповеди. Это именно тот исторический источник, который в достаточной мере характеризует личность человека.

В уголовно-следственном деле сохранились две школьные тетради и отдельные рукописи, в которых быстрым размашистым почерком написаны 10 проповедей, датируемых 1917-1918 годами. Они отражают переломную эпоху в истории России, где молодой сельский священник оказался непосредственным участником революционных Февральских событий и Октябрьского переворота, и последовавших за ними трагических перемен. Вопросы, поднимаемые отцом настоятелем, разноплановые. Это духовная жизнь пастыря и прихода, их взаимоотношения, жизнь священника на приходе, благоукрашение храма, организация церковно-приходских советов, вопросы внутренней и внешней политики России, отношение к Учредительному собранию, понятие Родины, I-я Мировая война и другое.

Управление старой Российской империи он характеризует как «власть с ее произволом и уничижением человеческой личности и достоинства» [1, 18 (10)]. Ровно, без сожаления говорит об отречении царя Николая II: «Всем вам уже хорошо известно, что совершилось великое дело – старое правительство пало и после отречения от престола последнего царя из дома Романовых Николая II и брата его Михаила, верховная власть в русском государстве перешла к временному правительству из членов Государственной Думы, избранников народных, до тех пор, пока всем народом не будет избрано постоянное правительство» [1, л. 18 (1-1 об.)].

Молодой священник горячо приветствует Февральскую революцию и возлагает большие надежды на новое демократическое устройство Российского государства, указывая как пример на «передовые» и «дружественные» страны Европы и Америки.«Нашей свободы, которая является первым залогом всенародного лучшего будущего, мы не отдадим и не продадим ни за что в мире!» [1, л. 18 (12 об)]. «Внутренний мир в государстве и в обществе на началах свободы и справедливости – лучший и вернейший залог и для нынешнего мира всего мира» [1, л. 18 (15)]. «…мы станем заключать мир только в добром согласии с нашими союзниками, среди которых стоят на первом месте великие свободные народы вселенной – французы, англичане и Северо-Американцы. Согласие это будет означать не только залог к дальнейшему мирному и дружественному взаимному общению с самыми просвещенными и истинно демократическими странами, но и то, что самый мир будет заключен на тех началах права и свободы, которые много раньше, чем у нас, вошли в государственную жизнь и общенародное сознание этих передовых народов» [1, л. 18 (14)].

Одна из проповедей отца Феодора посвящена молебну, совершаемому о благополучном ходе работы Учредительного собрания. В том числе священник объясняет назначение этого органа государственной власти. Батюшка пишет «…задача состоит в том, чтобы положить прочный фундамент под расшатавшееся Русское Государство, определивши дальнейшую форму государственного правления, внести успокоение в русское общество, раздираемое страстями и взаимным недоверием, оградивши Законом интересы всех его членов, водворить в Земле нашей мир и порядок»[1, л. 18 (5 об.)].

Очень часто батюшка напоминает своей пастве о необходимости повиноваться властям и честно трудиться. «Это крайне нужно и необходимо» [1, л. 18 (1 об.)]. «Наш долг, наша священная обязанность – повиноваться и относиться с полным уважением к той власти, которая теперь управляет нашим государством, и слушаться ее. И хотя это правительство временное, но оно облечено всей полнотой власти, т.к. это избранники наши, пользующиеся доверием всего русского народа» [1, л. 18 (4 об.-5)].

В нескольких проповедях отец Феодор разбирает вместе со своими прихожанами насущные вопросы приходской жизни. Он объясняет: «…Около храма, общими силами должны мы создавать нашу жизнь…Только в храме и около храма мы можем соединиться в братство и в любви…В храме, в общине утолить свою великую скорбь. Здесь есть люди, готовые тебе посочувствовать…В храме анализируешь свою жизнь, начинаешь видеть свои грехи… Дай Бог, чтобы приход был живым братским делом общей заботливости и попечения…Еще раз призываю своих дорогих прихожан к взаимной любви, сочувствию и поддержке…Каждый займись исправлением своей собственной жизни. Зажги в своем сердце горячую любовь ко Христу Спасителю и Его Евангельским Заветам; противостань диаволу и убежит от тебя. К тому же зови и своих сочленов по приходской общине, зови словом, но главнее всего примером всей твоей жизни. И только после этого можно и должно разсуждать и об иных условиях возрождения церковной приходской общины» [1, л. 17 (1 об.-5)].

Благочестивый пример для подражания внутри общины приводит священник в проповеди, посвященной пожертвованию прихожан на новые иконы. «Наш храм, как видите, украсился новыми священными предметами – иконами двунадесятых праздников…Приобретение и пожертвование на эти иконы есть плод вашей живой веры в Боге. Она будет уже украшением сего малого храма, а благолепие и украшение храма – дело, Богу весьма угодное и для души спасительное. Пройдут десятилетия и даже века, кости ваши истлеют под землею, быть может, на сем месте будет стоять новый храм, но в очах Божиих вы навсегда останетесь украсителями Святаго храма, и в храме не умолкнет молитва Господа: “Освяти любящии благолепие дому Моего”…Видя добрый пример и благое начинание, постараемся не отстать от любящих благолепие дому Божьего. Когда Бог благословит нас урожаем, поспешим своими посильными жертвами украсить храм наш. Вы видите сами полную нужду в этом нашего бедного храма» [1, л. 18 (8-8 об)].

Продолжая тему устроения внутренней жизни прихода, отец Феодор объясняет важность организации церковно-приходских советов.«Необходимость приходских советов вызывается современной жизнью и поведением христиан…При таком упадке веры и благочестия в народе пастыри скорбят душою, а благочестивые миряне печалятся и сетуют, не зная как искоренить зло… Открытие церковно-приходских советов необходимо для обновления церковно-приходской жизни и поднятия религиозно-нравственного состояния» [1, л. 17 (5 об.-6)]. «Цель приходского совета – сплачивать прихожан воедино и вдохновлять их одними желаниями, мыслями и стремлениями ко благу церкви и на пользу прихода» [1, л. 17 (9)].

И далее он описывает жизнь приходского священника, во многом основываясь на своем пастырском опыте. «Всякий должностной человек знает свое время для дела и час, когда трудиться, когда отдыхать, а у священника не то, его требуют во всякое время дня и ночи и в холод и в дождь. Случись в приходе зараза, смертность, священнику необходимо быть и при больных, и мертвых, и в домах, и в церкви, нередко с опасностью для собственной жизни. Мысли и думы пастыря носятся сюда и сюда, то витают около храма, в котором требуется одно исправить, другое поновить, иное украсить, то разсеиваются по приходским домам, где идут ссоры и всякие нестроения, тяжбы, судбища, пьянство и разные непотребства. Думает, скорбит душою пастырь и о том, что такой-то много лет не бывал на исповеди и у Святого Причащения, другой перестал ходить в Церковь, а этот начал колебаться в вере. И тревожится, и мучается духовный пастырь за свое словесное стадо, вверенное ему Богом на хранение и спасение с тяжкою ответственностью перед Всевидящим Судиею и своею совестию» [1, л. 17 (7 об.-8)].

С большой горечью и печалью говорит батюшка Феодор о I Мировой войне и молится святому угоднику Божию Николаю в эти «скорбные дни всенародного горя и печали сохранить наших дорогих братьев-воинов от свирепых и кровожадных врагов-немцев» [1, л. 18 (6 об.)].

Скорбит душа священника за многострадальную Родину, неустроенную внутри и израненную извне. Своим пасомым чадам он четко формулирует программу действий для достижения мира в отечестве. «Пусть ни одна рука не опустится, пусть никто не уклоняется от исполнения своего долга. Пусть совесть каждого подскажет ему его дело. Родина ждет вашей дружной помощи – дайте хлеб, орудия и снаряды ее борцам, ее работникам и ее служащим. И вы, Христовы воины, повинуйтесь правительству и своим начальникам – офицерам не за гнев, а за совесть. На вас лежит великий ответственный долг, вы должны спасти мать родину от злого врага, не посрамите же земли русской» [1, л.18 (10)]. «…граждане России, земледельцы, торговцы, служащие на заводах и железных дорогах, рабочие, – помогите родине. Так как война еще продолжается, то все, как один человек, кто бы ни был, придите на помощь правительству в эти великие и грозные дни» [1, л. 18 (4 об.)]. «Кто любит ближних, кто любит свой народ, свою родину, кто слушается Слова Божия, кто хочет самому себе счастья, кто не потерял совсем разума, тот всеми силами, всею любовию поддерживай власть по Заповеди Божией и знай, что анархизм, или безвластие есть худшее из всех общественных и государственных несчастий [1, л. 18 (10)].

По-современному, архиактуально, злободневно звучит проповедь об отмене преподавания Закона Божия в начальной школе, согласно принятому 20 января 1918 года советским правительством (СНК) Декрету об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Поэтому приводим ее целиком. «Сейчас хочу предложить вам беседу по вопросу весьма существенному и важному для церкви Христианской, именно о преподавании Закона Божия в начальной школе. Раздаются голоса, приводящие в ужас и содрогание всякую душу верующего: «не нужно в школе преподавание Закона Божия – пусть обучают ему в храме или где угодно, но школа должна освободиться от него…» А в настоящее уже время издан декрет, который сейчас был предложен нашим учителям…На что я вам скажу следующее, что голоса, зовущие к изгнанию уроков Закона Божия из школ, равносильны выкликам страшным и богохульным: «долой Христа», ибо ничем иным, как нежеланием умалить значение веры христиан, вызываются эти выклики и постановления. Не будет преподаваться Закон Божий, понизится религиозное воспитание народа, легче будет внушить народу безверие и отрицание Бога… Вдумаемся, есть ли основание изгонять уроки Закона Божия из школьного курса?

1) Помешать занятию по другим предметам, как это иногда указывается, преподавание в школе истин веры Христианской не может ни с какой стороны: слишком немного времени отнимают от школы уроки Закона Божия, останется времени и на другие предметы.

2) Помешать гражданскому воспитанию детей Закон Божий не может, ибо в светлых уроках из жизни Господа Иисуса Христа и Его Святых угодников Ветхого и Нового Завета будет развиваться учение об истинной свободе и совершенстве человека.

3) Приводится и такой довод в защиту изгнания из школы уроков Закона Божия: некоторые родители не захотят, чтобы их дети обучались этому предмету. На это скажу вот что: некоторые родители не захотят, чтобы их дети обучались, положим, истории, она, дескать, наука «для них не подходящая». Что же, значит, и историю долой из школы? Да, если найдутся не желающие обучать детей Закону Божию, то и Господь с теми, пусть не обучают, но делать отсюда вывод, что ради нескольких людей надо изгнать совершенно Закон Божий из школы – это, по крайней мере, неразумно.

4) Есть и еще один довод, якобы подтверждающий крайнюю необходимость удалить из школы Закон Божий – этот довод сводится к тому, что в школе могут быть дети различных исповеданий. Неужели им слушать уроки Православного Законоучителя? Зачем, ответим мы, представители каждой религии имеют право посылать своих Законоучителей для занятий с детьми, исповедующими их веру.

Нет, решительно нет никаких оснований изгонять уроки Закона Божия из школьной жизни, якобы во имя свободы школы и совести. Ни свобода школы, ни свобода совести уроками Закона Божия не нарушается и не может нарушиться. Наоборот, изгнание из школьного обихода предмета Закон Божий будет насилием над совестью тех 114православно верующих людей, кои, отдавая своих детей в училище, хотят, чтобы они получили там религиозные знания и воспитание. Представим себе, возлюбленные, такую картину: в школе не будет преподаваться Закон Божий – дети научатся всему – и арифметике, и истории, и всему прочему, но не научатся молитвам, не получат сведений о Боге и Его вечной живой правде.

Разве не тяжела такая картина нашему любящему сердцу, разве не ужасно подумать нам, верующим, что дети наши и дети детей наших не услышат в школе ничего о Боге, не узнают ничего о Спасителе нашем Иисусе Христе. Правда, изгонят Закон Божий из школы, будем преподавать его в храме, на улице деревенской, в избушке, – но такое преподавание не будет полезным и систематическим, ибо когда вне школы заниматься с детьми Законом Божьим? Утром? Но дети заняты в школе! Вечером уроки готовят! В праздник? Нужен детям отдых! Кроме того, невозможно ожидать, что в храме все дети будут собираться аккуратно. А без правильного же собирания детей на уроки Закона Божия невозможно ведение дела.

Таким образом, если Закон Божий исключать из числа школьных предметов, его преподавание будет носить случайный характер…Верится, глубоко верится, что если случится изгнание Закона Божия из школы, то случится без ведома и желания русского народа, глубоко верующего во Христа и исповедующего Его Святое Имя. Народ русский, искони православный! Скажи громко, скажи во всеуслышание твое веское слово, что для тебя и деток твоих нужно преподавание в школе Закона Божия. Скажи, и тебя – богатыря русского, которому принадлежит последнее слово в судьбе Родины нашей, тебя послушают, не осмелятся не исполнить твоего свободного голоса. Скажи свое «хочу». Чуткий русский народ. Избавь твоих внуков от соблазна быть религиозно полными невеждами, избавь их от сильного влияния безбожия, которое всегда найдет в душах, не обучившихся Закону Божию, хорошую почву, сохрани для потомков твоих сокровище неоцененное – Закон Божий, преподаваемый в школе.

Помните, братия во Христе, не будут внуки твои учиться вере и молитвам, – диавол легко всеет в их души и семена безверия, некому будет помолиться за упокой души Вашей и Ваши кости гниющие огласятся не пением «вечной памяти», и кликами «долой Христа» [1, л. 23-26].

Надо отметить, что проповеди священника Феодора Арбузова написаны с большой любовию и заботой о родине и пастве, искренней тревогой о переживаемых событиях. Слог изложения доступный, но и в тоже время высокий, богатый сравнениями, эмоциональный. Настоятель находит разные, но всегда добрые обращения к своим прихожанам: граждане Святой Руси, православные слушатели, дорогие и боголюбивые прихожане, возлюбленные братья и сестры во Христе. Батюшка довольно часто в подкрепление своей мысли приводит ссылки на Святое писание. Легко прослеживается логика в раскрытии темы. В каждой проповеди отец Феодор раскрывает одну из Заповедей Божиих и, одновременно, характеризует современное общество, подверженное греху. И обязательно предлагает путь ко спасению. Но такой, какой понимал его 28-летний молодой образованный сельский священник в 1917-1918 годах. Какой он батюшка Феодор? – Пастырь, отец, педагог, патриот, политик, хозяин, воин.

Жизнь его оборвалась трагически, в самом расцвете сил. Осталась семья – молодая матушка Антонина и младенец сын Всеволод. Долгое время мы ничего не знали о их дальнейшей судьбе. Промыслом Божиим, по молитвам отца Феодора, спустя семь лет, как нам отрылось судьба убиенного священника, пришло известие о Всеволоде Федоровиче Арбузове, солдате Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Нам передали документы военного времени: Наградные листы на медаль «За боевые заслуги» (от 3 сентября 1943 года) и на орден «Отечественной войны 2 степени» (от 28 апреля 1945 года), Приказ войскам 2-ого Белорусского фронта о награждении личного состава (от 14 июля 1945 года), Донесение Старооскольского райвоенкомата согласно директиве от 5 мая 1946 года. Указанные документы хранятся в Центральном архиве министерства обороны (ЦАМО) и находятся в свободном доступе на сайтах «Подвиг народа» и «Общая база данных МЕМОРИАЛ» [2].

В этих документах содержится следующая информация о Всеволоде Федоровиче Арбузове. Он был призван в Красную Армию в 1940 году Петергофским РВК города Ленинграда. Ушел на фронт 22 июня 1941 года. В 1943 году служил командиром взвода связи СТ-35 отдельного 32 полка связи в звании младшего лейтенанта, в 1945 году лейтенанта. За проявленные во время службы усердие и ответственность при выполнении заданий командования был награжден двумя государственными наградами – медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны 2 степени. В наградных листах имеется характеристика на бойца Арбузова В.Ф., где указывается, что он обладает хорошими организаторскими способностями, высокой требовательностью к себе и подчиненным, быстро завоевал авторитет среди личного состава, как лучший командир-специалист, непрерывно совершенствует свои знания и знания подчиненных, подготовил 16 мастеров своего дела (связисты). Работая начальником смены Узла связи штаба СЗФ, значительно сократил прохождение телеграмм, не имея ни одной задержки, четко обеспечивает оперативные переговоры командования фронта, добился отличной боевой выучки и дисциплины своего подразделения, обеспечивая образцовое выполнение боевых задач [2].

Первой военной награды Всеволод Арбузов был удостоен в 28 лет, в этом же возрасте был расстрелян его отец – священник Феодор Арбузов.

Документ «Донесение Старооскольского райвоенкомата согласно директиве от 5 мая 1946 года»позволяет узнать нам следующее. После войны Всеволода Федоровича Арбузова разыскивала его мать, Найденко Антонина Петровна. На тот момент она проживала в городе Старом Осколе Курской области по адресу: ул. Кр.Милицейская, д.35.Мать сообщала, что сын был призван в Красную Армию Ленинградским РВК в 1940 году. Последнее письмо она получила от Всеволода в августе 1941 года. Очевидно, сведений о его судьбе Антонина Петровна больше не имела. На основании ее заявления Арбузов В. Ф. был признан пропавшим без вести на фронтах Великой Отечественной войны, что не соответствовало действительности [2].

Мы не знаем, произошла ли встреча матери с сыном, знал ли Всеволод о трагической кончине отца. Все это еще предстоит изучить. Нам известно, что в 1936 году Всеволод Федорович был уже учителем, открыл первую школу в поселке Тикси в Якутии. Ему шел в то время 21 год. В послевоенное время Всеволод Федорович писал книги по педагогике, занимался преподавательской деятельностью. Последнее время он проживал в городе Ульяновске, работал директором средней школы № 46. Всеволод Федорович Арбузов был награждён медалью им. Н.К. Крупской и получил звание заслуженного учителя РСФСР. Скончался 29 декабря 1986 года в возрасте 71 года и похоронен в городе Ульяновске на Северном (Ишеевском) кладбище [2].

Две героические судьбы – отца и сына Арбузовых: священника и солдата – вернулись из забвения в наше переломное трагическое время, словно для того, чтобы протянуть нам руку помощи, не дать оступиться, сделать правильный выбор и осознать, что в мире «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15:13).

 

Литература

 

  1. Архив УФСБ по Курской области. Папка № 16457. Дело по обвинению Арбузова Федора Ивановича. К\р деятельность. 1918 г.
  2. Архив Курского Свято-Троицкого женского монастыря. Папка «Арбузов Феодор Иванович, священник. (1890-1918). Дело: «Копии документов архивов».
  3. Государственный архив Курской области. Фонд 483 "Благочиннические округа Курской губернии /объединенный фонд/". Оп. 1. Д. 39.
  4. Ласочко, Л.С. "Из истории Николаевской церкви с. Никольниково Рыльского уезда Курской губернии"./ Л.С. Ласочко – Текст: электронный //Традиционные ценности в условиях глобализации: материалы IX научно-образовательных Знаменских чтений (29 марта – 4 апреля 2013 г.). – Курск: Издательство Курского гос. ун-та.
Другие материалы в этой категории: « Епископ Иоасаф (Жевахов/Джавахишвили)